Читатели Т—Ж не понаслышке знают, как жить и выживать в российских городах.

Новая порция их историй поможет немного сверить ожидания с реальностью: правда ли, что в регионах трудно найти нормальную работу, насколько низкие там зарплаты и точно ли там дешевле жить, а заняться нечем.

Образование

Ожидание: в регионах не очень качественное образование.

Реальность: Югорск — очень маленький город, в нем живет всего около 40 тысяч человек, но он не раз становился звездой выпусков ряда телеканалов. Например, однажды в одном из наших моргов нашли несколько тонн детского питания. Как оно там оказалось — никто не знает.

Город живет благодаря добыче и транспортировке нефти и газа. 60% населения — газосварщики и другие работники «Газпрома». Зарплата 30 000 Р здесь считается низкой, 70 000 Р — хорошей. Этого хватит, чтобы нормально жить и раз в год съездить на отдых.

На учебу все обычно едут в другие города. Детей в школах пугают: если не поступишь, то пойдешь учиться в ЮПК — Югорский политехнический колледж.


Ожидание: в провинции легко поступить в вуз, а платное образование дешевое.

Реальность: Барнаул — столица аграрного Алтайского края, но основной доход местных — от торговли и мелкого производства. Средняя зарплата — 15 000 Р, хорошая — от 30 000 Р. И если на среднюю устроиться не так уж сложно, то мест с хорошей зарплатой мало, все они для узких специалистов или топов. А цены для такого уровня зарплат в Барнауле достаточно высокие. Иногда даже кажется, что в аграрном крае продукты не могут столько стоить.

У нас очень много вузов, но поступить туда крайне сложно. Обучение стоит от 70 000 Р за год. Льготные места выделяют редко, и достаются они в основном не местным. Лучший вуз, по моему мнению, — АлтГУ. Там дают фундаментальное образование, и его выпускники могут работать кем угодно.

Работа

Ожидание: в регионах трудно найти нормальную работу.

Реальность: Саратов стоит на Волге, окружен холмами — по сути, лежит в долине, что улучшает возможность распространения пыли с табачного завода. В прошлом это богатый купеческий город, поэтому у нас множество изящных дореволюционных построек, находящихся в запустении. Целые районы сейчас в аварийном состоянии.

Работы в городе нет. Средняя зарплата — где-то 24 000 Р, но на самом деле меньше. Моя подруга работает официанткой и за график 6/1 получает 10 000 Р в месяц. Моя мама — кандидат физико-математических наук, доктор философских наук — работает в местном вузе за 15 000 Р. Устроилась по знакомству: до этого брали только в школу.

Недавно папа подсчитал, что наша семья из четырех человек тратит на все порядка 110 000 Р в месяц. Мы считаемся в Саратове не очень крепким средним классом.

Не можем себе позволить отдых за границей, но хорошо питаемся и покупаем одежду.

Саратов называют городом студентов, но на самом деле с образованием у нас все плохо. Поэтому два года назад я уехала учиться в Москву. Остаться в Саратове хотят два типа людей: те, кому нравится упадничество, и те, кто считает, что сможет что-то изменить.


Ожидание: хорошие специалисты в регионах не востребованы.

Реальность: Воронеж — город-миллионник, столица Черноземья. Стоит на одноименной реке, правый берег — спальные районы и культурно-деловой центр, левый — так называемый сектор газа и промышленность. По уровню дохода находится где-то между южными республиками и столицей.

Мы с женой вместе зарабатываем около 100 000 Р в месяц. Это выше среднего, но накопить на новую машину или квартиру все равно сложно.

Сейчас вырос спрос на производственников и работников сельского хозяйства. Некоторые компании готовы платить 35 000—45 000 Р начинающим химикам, биологам и инженерам. Особняком стоит сфера ИТ, где зарплаты стартуют с 45 000 Р для начинающих и заканчиваются где-то на 120 000—150 000 Р для экспертов. У бюджетников и работников сферы услуг ситуация куда более грустная.


Ожидание: у айтишников нет проблем с трудоустройством даже в небольших городах.

Реальность: столица республики Марий Эл когда-то слыла самым криминальным городом России, но больше всего знаменита заводом, производящим семейство зенитно-ракетных комплексов С-300.

В Йошкар-Оле не хватает учителей и врачей, а за место на главном заводе надо еще побороться. Средняя зарплата — 26 000 Р. За такие деньги люди готовы работать в офисах. Я программист, совмещаю две работы, получаю около 50 000 Р в месяц. Но заработать столько честным трудом у нас могут только айтишники. Мои друзья умудряются жить целой семьей из четырех человек на 50 000 Р: взяли квартиру в ипотеку, машину в кредит и раз в год отдыхают в Турции. Не представляю, как у них это получается.

В Йошкар-Оле много ИТ-компаний, вышедших на международную арену. Изредка айтишники называют город марийской кремниевой долиной, но чаще — кремниевым болотом. Программисты пачками уезжают в Москву. Я тоже хочу уехать — возможно, в Казань или Санкт-Петербург. Там больше возможностей для трудоустройства и карьерного роста.


Ожидание: всем приходится как-то крутиться, например таксовать.

Реальность: местные считают, что все знают наш Академгородок и Театр оперы и балета, но на самом деле все в курсе, что Новосибирск — безликий, унылый и пыльный город. В прошлом — это сибирский панк, сегодня — это «Монстрация». К сожалению, больше ничего значимого у нас нет.

Для «столицы Сибири» и миллионника Новосибирск — бедный город. Промышленности нет, все в основном занимаются торговлей, логистикой и различными услугами.

Здесь на высоте только медицина и ИТ-сфера — это вообще лучшее, что есть за Уралом.

Зарплаты у программистов — от 60 000 до 220 000 Р в зависимости от навыков и области их применения. Специалисты из других сфер получают около 60 000—80 000 Р, но это неточно, неквалифицированные кадры — 15 000—25 000 Р. Я предприниматель, в средствах не стеснен, живу существенно лучше окружающих, но трачу мало, реинвестирую и сберегаю.

Такси у нас доступное — от 100 рублей. Таксисты ругаются, что с приходом на рынок крупных компаний нужно пахать на износ, чтобы что-то заработать. Кстати, среди них много тех, кто потерял работу: бывшие отделочники, строители, а однажды меня вез даже квалифицированный оператор станков. У всех одна и та же история: работы нет уже полгода-год, деваться некуда.


Ожидание: в большинстве регионов особо много не заработаешь.

Реальность: город Кемерово известен как столица шахтерского края Кузбасса. Половину области занимает реликтовая тайга, на юге есть горнолыжный курорт Шерегеш, а в самом городе расположен большой парк — Сосновый бор. В Кемерове неплохая набережная, красивые старые дома на центральных улицах, несколько вузов, театров, кофеен, бургерных и пиццерий. Неплохие дороги и отсталый общественный транспорт.

В бюджетной сфере люди работают здесь за 15 000—20 000 Р в месяц. Зато в 17:00 домой, соцпакет и белая зарплата. Доход вкалывающего среднего класса — примерно 50 000—70 000 Р.

Некоторые продавцы зарабатывают аж до 200 000 Р в месяц.

Я совмещаю работу в офисе и съемки в качестве профессионального фотографа плюс веду еще пару проектов. Всего выходит 150 000—200 000 Р в месяц.

Многие умудряются при доходе в 50 000 Р на семью покупать квартиры, машины и ездить в отпуск. Нам и моего заработка не хватает. Развитие во всех сферах в Кемерове ограничено, со временем упираешься в потолок. Поэтому многие друзья и знакомые, особенно творческие люди, уезжают в Москву, Петербург или Краснодар.


Ожидание: на Севере получают хорошие зарплаты и весьма неплохо живут.

Реальность: я родилась в «столице „Лукойла“» Когалыме: мои родители приехали сюда за большими деньгами в 80-е, когда город только основали из-за открытия огромных запасов нефти в Югре. Именно поэтому Ханты-Мансийский автономный округ — богатейший регион России, отсюда идет 28% поступлений в федеральный бюджет. И едут сюда, конечно, ради денег. Зарплаты здесь выше, чем в среднем по России. Многие работают вахтовым методом: месяц на месторождении, месяц — дома, на «большой земле».

Местность приравнена к Крайнему Северу: кругом болота, зима с сентября по май. Летом в среднем +18 °C, мошкара и комары. Дома — в основном пяти- и девятиэтажки 80-х годов постройки. Есть несколько новостроек. Снять однушку можно за 20 000 Р в месяц. Коммуналка дорогая: зимой за отопление однокомнатной квартиры придется заплатить около 10 000 Р. Цены на продукты как везде. С одеждой туго — многие ездят одеваться за 180 километров в Сургут. Больница одна. Есть школы, садики, один колледж. Вузов нет. Из развлечений — несколько кафе и баров, один кинотеатр, аквапарк и недавно открывшийся филиал Малого театра.

Для среднего уровня жизни семьи из трех человек здесь нужно минимум 150 тысяч. Я работаю специалистом среднего звена в нефтесервисной компании, получаю 70 000 Р — это считается хорошей зарплатой. Когалымский слесарь зарабатывает 60 000 Р, экономист — 55 000 Р, мастер по капремонту скважин (КРС) — 70 000 Р, продавец — 35 000 Р, санитарка — 25 000 Р. Не шикуем. Больше всего платят в «Лукойле», но туда человеку с улицы не пробиться.

Никто из жителей не отказался бы уехать отсюда, но держат зарплаты и комфорт маленького города.

Цены

Ожидание: в провинции ниже не только зарплаты, но и цены.

Реальность: Екатеринбург — город контрастов, недаром здесь проходит граница между Европой и Азией. С одной стороны — небоскребы, с другой — старые деревянные бараки. Это город-миллионник, в котором полно работы, но здесь часто можно встретить бездомных и попрошаек.

Большинство местных вузов платные. В среднем год обучения в Уральском федеральном университете стоит от 100 000 Р. В государственных поликлиниках компетентность врачей оставляет желать лучшего, спасают частные. Средняя цена приема терапевта — 1000 Р. Цены на продукты и вещи у нас как в Питере. В городе много кафе, ресторанов, есть ТЦ, театры и кинотеатры. Разброс цен большой: в кино можно сходить и за сто рублей, и за тысячу. Обед в ресторане в среднем обойдется в 1000 Р, билет в театр — в 800 Р.

Средняя зарплата екатеринбуржца — 34 000 Р. Хороший доход, на мой взгляд, начинается от 50 000 Р. Столько я получаю, работая в небольшой компании веб-разработчиком.

Больше всего трачу на еду и проезд. В Екатеринбурге часто пробки, в метро давка. Поездка по городу на такси в среднем стоит 200—300 рублей, но в час-пик цена будет выше в полтора-два раза. После зарплаты у меня остается порядка 15 000 Р. Квартиру снимаю рядом с работой, езжу на велосипеде, живу одна, без домашних животных, и доход у меня хороший, поэтому живу лучше, чем многие. Часто знакомые занимают у меня, чтобы расплатиться по кредитам.

Здесь тяжело позволить себе отдых: билеты из Екатеринбурга дорогие. Машину обслуживать дорого. Да даже квартиру снимать тяжело: аренда у нас недешевая, свое жилье, естественно, тоже стоит немало. Короче, жить в Екатеринбурге дорого: зарплаты ниже, чем в столице, а цены, не считая жилья и проезда, точно такие же. Хочу уехать и выбираю между Москвой, Петербургом, Калининградом и Минском.


Ожидание: в регионах дешевый общественный транспорт.

Реальность: Томск — прелестный маленький город. У администрации не доходят руки до благоустройства общественных мест, но в целом здесь есть где погулять и на что посмотреть. У нас есть легендарные подземелья — томские трущобы, много старинных домов, красивых парков и уютных кафешек. Есть несколько кинотеатров, концертный зал, драмтеатр, театр юного зрителя и даже футбольный стадион. Магазины у нас тоже есть все — нет только «Икеи», но ее можно найти в соседнем Новосибирске. Есть рынки, гипермаркеты. Цены нормальные, жить можно.

В Томске строят много новых жилых комплексов с красочными фасадами и привлекательными названиями. Только материал, из которого они сделаны, не внушает особого доверия, особенно потому, что город стоит на болотах. Здесь начинаются Васюганские болота — одни из самых больших в мире.

Дороги и транспорт — другая наша больная тема. Здесь нет проездных. Точнее, для пенсионеров и инвалидов ввели единый социальный проездной, но действует он только на муниципальном и околомуниципальном транспорте, которого у нас мало: все захватили маршрутки.

Развлечения

Ожидание: в провинции скучно и нечем себя занять.

Реальность: Тюмень — прекрасный город с миллионом возможностей. Есть куда сходить и чем заняться. Часто спрашивают, течет ли у нас нефть из крана и не съедают ли нас комары. Неспроста: раньше на месте нашего дома было огромное непролазное болото, а основной источник городских доходов — производство нефтепродуктов. Правда, бензин у нас при этом дороже, чем во многих других регионах.

Живу с семьей в частном доме. Город расширяется, новостройки растут как грибы. Жилье недорогое. Достойный уровень зарплат в сфере строительства, а вот в медицине все стало хуже. Но в любом случае я не знаю ни одного человека, кто зарабатывал бы меньше 25 000 Р.

Купить в Тюмени можно что угодно. Есть как крупные сети, так и местные рынки и фермерские магазины. Много школ, секций. Есть вузы, школа олимпийского резерва, центр биатлона и дзюдо. У нас прекрасная природа: парки, зоны отдыха, озера, горячие источники. В городе красивая большая набережная и есть все для досуга: театры, кино, музеи, филармония.

Даже дороги у нас хорошие. Пробки есть, но при знании города успешно объезжаются. Ходят автобусы, есть маршрутки, такси и электричка на несколько остановок. Словом, в Тюмени хватает всего — кроме лета. Если бы здесь было тепло, это было бы идеальное место для жизни.


Ожидание: туристам нечего делать в регионах.

Реальность: в Пензе всегда куча туристов, интересно и красиво. Многие известные люди родились или жили здесь, но, к сожалению, не все об этом знают. Родом из Пензы не только Егор Крид и Павел Воля, но и Белинский, Ключевский, Мейерхольд.

В Пензе находится единственный в мире Музей одной картины. Здесь много кинотеатров, билеты недорогие. Драмтеатр радует постановками местной труппы, часто приезжают со спектаклями и концертами московские театры и балетные труппы. А просто погулять можно в парке Белинского.


Ожидание: все веселье — в крупных городах.

Реальность: 500 километров от Воронежа до Москвы можно проехать либо по отличной магистрали за пять часов, либо в сидячем поезде — за шесть с половиной.

Однажды гоняли одним днем на концерт Стивена Тайлера в Москву. Десять часов, 1000 километров и море эмоций.

Впрочем, в Воронеже тоже есть куда пойти: много кафе, ТЦ и кинотеатр «Пролетарий», которому недавно исполнилось сто лет и который более чем успешно конкурирует с огромными федеральными сетями.

Мы часто путешествуем по стране и знаем, что цены в других регионах несильно отличаются от наших. И хотя в последнее время наше рвение покорить Москву поутихло, осталась мечта ассимилироваться в Западной Европе. Нам не нравится местный менталитет, климат и уровень жизни.